САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 2 апр — РАПСИ, Михаил Телехов. Апелляционная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда отменила два приговора в связи с тем, что при рассмотрении дел были нарушены принципы гласности, и эти нарушения признаны неустранимыми, сообщили РАПСИ в Объединенной пресс-службе судов (ОПС) Петербурга.

Таким образом, в Петербурге был создан правовой прецедент.

«Речь о двух уголовных делах, которые рассматривались в районных судах. По одному делу обвиняемый был приговорен к 6 годам колонии за хранение марихуаны и гашиша, по второму петербуржца приговорили к 3,5 годам колонии за хранение и передачу взрывчатого вещества и огнепроводного шнура. Это первые приговоры, которые были отменены по основаниям нарушения принципов гласности. А в деле о хранении наркотиков даже не было других оснований для отмены приговора, кроме нарушения принципов гласности», — пояснила РАПСИ руководитель ОПС Дарья Лебедева.

В своих апелляционных постановлениях Санкт-Петербургский городской суд указал, что нарушения принципов гласности являются одним из общих условий судебного разбирательства, последствием которых является процессуальная недействительность производства в суде первой инстанции, и относятся к числу неустранимых нарушений.

Исследование результатов ОРМ

Оба уголовных дела рассматривались в открытом режиме.

В ходе рассмотрения дела о хранении наркотиков суд, по ходатайству стороны обвинения, принял решение о проведении части судебного заседания при исследовании результатов ОРМ, а именно при исследовании телефонных переговоров с подсудимым, в закрытом режиме на основании части 4 статьи 241 УПК РФ.

Апелляционная коллегия отметила, что согласно этой норме запись телефонных и иных переговоров может быть оглашена в открытом судебном заседании только с согласия абонентов. В противном случае указанные материалы оглашаются и исследуются в закрытом судебном заседании.

«Но данная норма уголовно-процессуального закона не предопределяет обязательного оглашения и исследования вышеуказанных материалов в закрытом режиме, а предписывает в случае несогласия лица – участника телефонных переговоров — на основании его волеизъявления огласить данные материалы в закрытом режиме.

Однако, как следует из протокола судебного заседания, ходатайство о проведении судебного заседания в закрытом режиме в части оглашения вышеуказанных материалов было инициировано государственным обвинителем, и мотивировано возможностью оглашения данных третьих лиц. При этом защитник подсудимого указывал на то, что оснований для проведения судебного заседания в этой части в закрытом режиме не имеется», — говорится в постановлении городского суда.

Допрос адвоката предусмотрен УПК

В ходе рассмотрения второго дела в закрытом режиме на основании пункта 1 части 2 статьи 241 УПК РФ оглашались сведения о состоянии здоровья подсудимого, и обсуждалось ходатайство о допросе адвоката, ранее участвовавшего в деле, после чего разбирательство продолжилось в открытых заседаниях.

Коллегия отметила, что согласно пункту 1 части 2 статьи 241 УПК РФ закрытое судебное разбирательство допускается в случаях, когда разбирательство уголовного дела в суде может привести к разглашению государственной или иной охраняемой федеральным законом тайны.

Но как указала коллегия, данная норма уголовно-процессуального закона не предопределяет обязательного оглашения и исследования вышеуказанных материалов в закрытом режиме, а предписывает в случае несогласия подсудимого, на основании его волеизъявления огласить данные материалы в закрытом режиме.

«При этом участники процесса со стороны защиты возражали против закрытия даже части судебного заседания. Подсудимый настаивал на оглашении заключения судебной психиатрической экспертизы, а также иных сведений о его состоянии здоровья в открытом судебном заседании. Допрос адвоката с согласия и по желанию лица, интересы которого он защищал, не может привести к нарушению адвокатской тайны, так как такой допрос прямо предусмотрен УПК РФ», — отметила коллегия городского суда.

Выводы коллегии

На основании проведения части судебного заседания в закрытом режиме, судами были оглашены только вводная и резолютивную части приговоров. В обоих случаях суд апелляционной инстанции посчитал, что решения районных судов о проведении части судебных заседаний в закрытом режиме не могут быть признаны законными и обоснованными и не являются основанием для оглашения только вводной и резолютивной частей приговоров.

Рекомендовать