ЮРИСТ ОМЕЦИНСКИЙ И.А.

Юридические услуги г.Тольятти 

+7 939 753 48 00

omecivan1974@gmail.com

 
            

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

27 сентября 2016 года Центральный районный суд г. Тольятти, Самарской области, в составе:

председательствующего Соболевой Ж.В.

при секретаре Надиевой Н.Р.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № по иску Харламовой ФИО13 к Серову ФИО14 о признании недействительным договор дарения,

установил:

Истец обратилась в суд к ответчику с вышеуказанными исковыми требованиями, указав, что ДД.ММ.ГГГГ умер её отец ФИО1 При жизни ФИО1 принадлежала 2/3 доли квартиры по <адрес> ДД.ММ.ГГГГ ФИО1 подарил указанную долю по договору дарению Серову А.В., брату истицы. ФИО1 много лет злоупотреблял алкоголем, находится на учете в наркологическом диспансере, смерть ФИО1 наступила от рака желудка, перед смертью у него возникали сильные боли, которые он глушил большим количеством суррогатного алкоголя. За несколько месяцев до смерти и вплоть до самой смерти он не выходил из состояния запоя. Примерно за месяц до смерти, в связи с курением ФИО1 в постели возник пожар. Таким образом, у истца возникают обоснованные сомнения в способности ФИО1 за 9 дней до смерти понимать значение своих действий и руководить ими при заключении данного договора дарения. Кроме того, истец считает, что подпись в договоре дарения выполнена не ФИО1, так как незадолго до смерти у него была повреждена правая рука, он находился в неадекватном состоянии и вряд ли смог бы сделать подпись в договоре дарения. Просит признать договор дарения 2/3 доли в квартире по адресу: <адрес>, заключенный ДД.ММ.ГГГГ между дарителем ФИО1и одаряемым Серовым А.В. ничтожным, применить последствия недействительности сделки, аннулировать запись и свидетельство о государственной регистрации, выданное ответчику на 2/3 доли в праве общей долевой собственности на спорную квартиру.

В судебном заседании представитель истицы Омецинский И.А., действующий по доверенности, заявленные требования поддержал, по всем основаниям, изложенным в иске, просил удовлетворить исковые требования в полном объеме.

Ответчик в судебное заседание не явился, о дне слушания дела извещен надлежащим образом, причины неявки не сообщил. Исходя из положений ч.4 ст.167 ГПК РФ суд считает необходимым рассмотреть дело в отсутствие не явившегося ответчика.

Третьи лица Серов М.В., Управление Росреестра по Самарской области о дне слушания дела извещены, в судебное заседание не явились, причины неявки не сообщили.

Выслушав пояснения сторон, показания свидетелей, исследовав материалы дела, суд считает иск Харламовой Л.В. не обоснованным и не подлежащим удовлетворению.

Согласно п. 1 ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

В силу ст. 166 ГК РФ, сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе.

Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения (п. 1 ст. 167 ГК РФ).

В соответствии со ст. 168 п. 1 ГК РФ, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

В силу п. 1 ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

В силу закона оспариваемая истцом сделка является оспоримой, в связи с чем истец, заявляющий требование о признании сделки недействительной по указанным основаниям, согласно положениям ст. 56 ГПК РФ, обязан доказать наличие оснований для их недействительности, то есть бремя доказывания наличия обстоятельств, предусмотренных ст. 177 ГК РФ, в данном случае лежит на истце.

Как установлено судом и следует из материалов дела ФИО1 являлся собственником 2/3 доли в праве общей долевой собственности на квартиру, расположенную по <адрес> на основании свидетельства о праве на наследство по закону от ДД.ММ.ГГГГ, свидетельство о государственной регистрации права выдано ДД.ММ.ГГГГ.

ДД.ММ.ГГГГ заключен договор дарения между ФИО1 (даритель) и Серовым А.В. (одаряемый) по условиям которого ФИО1 подарил, а Серов А.В. принял в дар 2/3 доли в праве общей долевой собственности на квартиру по адресу: <адрес> что подтверждается копией договора.

ДД.ММ.ГГГГ Серов А.В. зарегистрировал право общей долевой собственности - 2/3 доли в праве общей долевой собственности на квартиру по <адрес>, что подтверждается выпиской из ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним от ДД.ММ.ГГГГ №.

ДД.ММ.ГГГГ ФИО1 (ДД.ММ.ГГГГ г.р.) умер, что подтверждается свидетельством о смерти.

Требования Харламовой Л.В. мотивированы тем, что ее отец ФИО1 на момент подписания договора дарения находился в состоянии постоянного запоя, страдал тяжелой формой онкологии, поэтому при подписании договора дарения не мог понимать значение своих действий и руководить ими. Онкологическое заболевание было диагностировано при обследовании в поликлинике ГБУЗ СО ТГП № 1. Находясь в тяжелом состоянии, ФИО1 не мог самостоятельно передвигаться по квартире, в его комнате был тяжелый запах, он не мог говорить, поскольку у него был рак горла. Последний раз истица видела отца за 12 дней до смерти, он не ел, жаловался на боль, он был при памяти, но не мог говорить, по квартире ходил с помощью родственников, на вопросы не отвечал, на неё не реагировал, с ней не общался. Чтобы заглушить боль ФИО1принимал водку, настойки, от приема лекарств отказывался и их не принимал. Отец выпивал часто, особенно после смерти супруги (её матери) в 2012 г., в нетрезвом состоянии мог упасть, заснуть с сигаретой в пастели, выкидывал вещи матери из дома после её смерти, пропадал, при этом ночевал в лесу. ФИО1 при совершении сделки находился в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

В судебном заседании в подтверждение обстоятельств, на которые ссылается истец как на основания своих требований, были допрошены свидетели:

Свидетель ФИО6 пояснил, что является братом сторон, отец ФИО1 проживал с их сестрой Натальей в <адрес>. Он навещал отца раза два в неделю, последний раз видел за полторы недели до смерти. Он был плохой, сидел неадекватный, смотрел на него неопределенным взглядом, по которому можно было понять, что он его не узнает. В 2014 г. отец поехал получать пенсию, доехал до Самары и там потерялся, прошел пешком 70 км., ночевал в лесу. Не здоров он уже был полтора месяца, у него был рак. Еще задолго до смерти отец называл его именами братьев. Отец любил выпивать, ему хватало 100 гр. водки, после чего говорил всякую ерунду. Он жаловался на боли в желудке, не мог есть, боли преодолевал алкоголем, при болях в голове принимал цитрамон, чаще всего пил самогон. Когда он навещал отца последний раз, в комнате был запах алкоголя и лекарств, по комнате передвигался с помощью родственников.

Свидетель ФИО7 пояснил, что знал ФИО1, лет 10 назад вместе употребляли алкоголь, последний раз видел его в середине апреля 2015 г., он заходил проведать ФИО1, который проживал с дочерью на <адрес>. ФИО1 был очень худой, на его приветствие ФИО1 ничего не ответил, его не узнал, смотрел в сторону, говорить не мог, так как у него рак горла.

Свидетель ФИО8 пояснила, что видела ФИО1 за несколько дней до смерти, заходила вместе с Харламовой Л.В. его проведать. ФИО1был очень худой, на их приход никак не среагировал, дочь не узнал, не двигался, в комнате был запах алкоголя и лекарств. При жизни ФИО1злоупотреблял алкоголем, в связи с этим были проблемы, он мог заснуть с сигаретой в пастели, родственники винили в этом сына Серова ФИО17который способствовал этому, также злоупотреблял алкоголем.

Судом, по ходатайству истицы были проведены судебно-психиатрическая экспертиза ФИО9 (посмертная) и почерковедческая экспертиза.

Согласно амбулаторной, посмертной судебно - психиатрической экспертизы - заключение судебно-психиатрической комиссии экспертов от ДД.ММ.ГГГГ № ГБУЗ СО «Тольяттинский ПНД», ответить на поставленные вопросы не представляется возможным из-за недостаточности сведений. Для формулировки ответов нужны более подробные и точные сведения в отношении психического состояния ФИО1, а именно необходимо знать в каком возрасте ФИО12 начал алкоголизироваться, когда пьянство приобрело форму запоев, какова была длительность запоев и светлых промежутков, как менялось количество выпитого алкоголя, когда начал пить суррогаты алкоголя, на какой день после прекращения употребления алкоголя развивался абстинентный (похмельный) синдром. Были ли алкогольные психозы, судорожные состояния. Если в последние дни жизни ФИО12 не выходил из квартиры, то где и как он доставал себе спиртное. В каком году был поставлен на учет у врача-нарколога, как часто посещал его, проходил ли стационарное лечение. Необходима медицинская документация от врача-нарколога. Необходимы сведения о том, чем болел ФИО12 в течение жизни, были ли у него черепно-мозговые травмы. Также необходимы сведения о том как вел себя и как выглядел в момент значимых событий (ДД.ММ.ГГГГ). Где происходило подписание дарственной, кто при этом присутствовал. Если был в состоянии алкогольного опьянении, то сколько выпил, и за какой промежуток времени до подписания документов, что делал после подписания документов. Дополнительно нужны сведения о характерологических особенностях ФИО12, писал ли ранее завещания и на кого именно, как относился к каждому из детей, отдавал ли предпочтение кому-либо из детей, и как он это объяснял.

Согласно заключению эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ подготовленному АНО «Центр Экспертиз» спорная подпись от имени ФИО1 в качестве дарителя в договоре дарения 2/3 доли квартиры, расположенной по адресу: <адрес>126, заключенного между ФИО1 и Серовым А.В. ДД.ММ.ГГГГи в заявлении о регистрации права собственности, переходе права общей долевой собственности, доля в праве 2/3 от ДД.ММ.ГГГГ исполнена ФИО1. При этом, согласно сообщению МАУ «МФЦ» от ДД.ММ.ГГГГ -ДД.ММ.ГГГГ в отделение МФЦ по <адрес> обратились заявителю Серов А.В., ФИО1 в целях получения услуги «Государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним», а именно составление договора дарения и регистрации права общей долевой собственности квартиры по адресу: <адрес>, о переходе права собственности. Прием документов на оказание услуги осуществлял инспектор отдела приема документов в отделении МФЦ по <адрес>, расположенному по адресу: <адрес>.

Сторонами, участвующими в деле выводы, изложенные в экспертных заключениях не оспорены, у суда оснований не доверять данным заключениям не имеется, поскольку они являются допустимыми по делу доказательствами, содержат подробные описания проведенного исследования, сделанные в результате его выводы, эксперты предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307 Уголовного кодекса Российской Федерации за дачу заведомо ложного заключения. Давая оценку собранным по делу доказательствам в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе показаниям свидетелей, заключению судебно-психиатрической комиссии экспертов от ДД.ММ.ГГГГ № ГБУЗ СО «Тольяттинский ПНД», заключению эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ подготовленному АНО «Центр Экспертиз» суд приходит к выводу о том, что истицей не представлено относимых, допустимых доказательств того, что в момент совершения сделки - договора дарения, ФИО1 не был способен понимать значения своих действий и руководить ими, при этом суд считает само по себе злоупотребление спиртными напитками, наличие онкологического заболевания не может свидетельствовать о неспособности ФИО1 и как следствие, являться основанием для признания договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ недействительным в порядке ст.177 ГК РФ. При указанных обстоятельствах правовых оснований для признания договора дарения недействительным и применении последствий недействительности сделки у суда не имеется.

Руководствуясь ст. 167, 168, 177,572 ГК РФ, 12, 56, 194-198 ГПК РФ, суд

р е ш и л:

В удовлетворении исковых требований Харламовой ФИО15 к Серову ФИО16 о признании недействительным договор дарения – отказать.

Решение может быть обжаловано в Самарский областной суд в течение одного месяца, со дня принятия решения в окончательной форме, путем подачи апелляционной жалобы через Центральный районный суд г. Тольятти.

Председательствующий: <данные изъяты> Соболева Ж.В.

Решение в окончательной форме принято ДД.ММ.ГГГГ

<данные изъяты>